Шифр Красной капеллы


26 июня 1941 года, через четыре дня после начала Великой Отечественной Войны, когда над небольшой деревушкой Кранц в Восточной Пруссии только светало, сонный радист абверовской пеленгаторной установки услышал сигналы, принадлежность которых он не сумел определить. Ему были знакомы позывные всех шпионских радиостанций Европы, однако этот передатчик, несколько раз повторивший код «РТХ», он слышал впервые. Радист продолжал слушать.

Около трех часов пятидесяти минут утра неизвестная рация выстрелила в эфир радиограмму. «KLK из РТХ 2606 0330 32WES N14KBV

— записал оператор, затем последовали тридцать две пятизначные группы цифр, заканчивавшихся подписью «AR 50 385 KLK из РТХ…».

Несколько дней подряд  спецы из абвера следили за «РТХ», однако так ничего и не смогли понять, кроме того, что передающая станция находится где-то к юго-западу от германо-советской границы.    Но вскоре абверовские специалисты сделали важное открытие: кто-то отвечал «РТХ». Местонахождение этой станции не вызывало сомнений: где-то рядом с Москвой. Через несколько дней в эфире заработал другой радиопередатчик, передающий такие же пятизначные группы сигналов. И ему также ответила станция, расположенная под Москвой. Всем радиопостам в Южной Германии было приказано держать пеленг. В результате было установлено,  что одна из станций с позывными «РТХ» находится в Брюсселе, а другая – в Париже.

В последующие две недели в эфир один за другим выходили новые передатчики (в том числе и в самом Берлине!), использующие те же самые пятизначные группы чисел. И всем им отвечала Москва. В абвере все эти станции окрестили «Die Rote Kapelle», что в переводе означает «Красная капелла».

Система шифра «Красной тройки» несколько отличалась от «квадратного пропорционального метода» Рихарда Зорге, позволяющего значительно «сжимать» шифруемый текст. Но суть оставалась той же. К тому же здесь с легкостью использовалась уже любая книга. Предположим, разведчик хотел сообщить в Москву, что «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» прибыл в Варшаву.  Для кодирования своего послания Пюнтер применил путевые заметки шведского исследователя Свена Хидина «От полюса к полюсу» и выписал случайное предложение со страницы 12: «Документальные съемки приостановлены, но вскоре будут возобновлены снова». Поскольку для ключевого слова ему требовались только десять букв, он взял часть первого слова «Dokumentar» (по-немецки). Пюнтер записал ключевое слово прописью и ниже его в две строчки буквы алфавита, не содержащиеся в слове «Dokumentar». По левому краю трех строк он проставил свои условные цифры (461), а над ключевым словом выписал порядковые номера соответствующих букв в латинском алфавите. В результате каждая буква выражалась двузначным числом: А — 14, В — 26, С – 76 (первая цифра – столбец, вторая – строка в табличке).

Теперь Пюнтер мог кодировать свое послание. Он сократил его до самой краткой телеграфной формы: «Hitlerstandarte in Warschau»(Гитлершдандарт в Варшаве), перевел это в цифры, указанные ключевым словом, и расположил группами по пять знаков. В результате получилось следующее:

56369 49634 84219 41464 24148 49434 36644 11484 21765 61404

Затем настал черед повторного шифрования. Пакбо записал все предложение: «Документальные съемки приостановлены, но вскоре будут возобновлены снова» (конечно, по немецки) и заменил его в цифрами, но по системе, отличавшейся от первоначального кодирования, которая использовала однозначные цифры для обозначения букв, а не двузначные. Вторая цифра просто опускалась. Таким образом А становилась единицей, В — двойкой, С — семеркой и т. д. В итоге получалась одноразовая псевдослучайная гамма. Наконец Пюнтер складывал числа первого и второго кодирования по модулю 10. Теперь послание было перекрыто дважды.

В конце сообщения разведчик добавлял последнюю группу, предназначенную для адресата в Москве, который, безусловно, знал, где искать в книге Свена Хидина ключевое слово. Последняя группа в послании о «Leibstandarte» была «12085», обозначавшая: «страница 12, строка 8, слово 5».

Дважды зашифрованные таким образом, советские кодированные шарады почти не поддавались разгадке. И все же у них было одно слабое место: попади в руки противника ключевое слово или даже сама книга, и вопрос расшифровки становился делом времени. Что мы и видели в случае провала радистов в Бельгии на улице Атребаты.

поиск по сборнику решалок